опубликовано: 06.08.2019 в 16:25 от riafan.ru

Даниил Безсонов рассказал, что делают с Украиной США

Загрузка...

Конфликт в Донбассе, вспыхнувший в 2014 году, стал точкой сборки Русского мира. Идея Новороссии, идея воссоединения Большой России не только зажглась в сердцах жителей региона, но и привлекла множество добровольцев. Но больше всего пассионариев приехали в Донбасс из РФ, а также территории, пока контролируемой Киевом.

Начальник пресс-службы Народной милиции Донецкой Народной Республики Даниил Безсонов, позывной Гудвин, до 2014 года не планировал участвовать в боевых действиях. Но Майдан разделил и его жизнь, и жизнь многих других русских жителей Украины на до и после. А потом была бойня в Мариуполе, был Славянск. 

Корреспондент Федерального агентства новостей встретился с Безсоновым в Донецке и обсудил наиболее острые вопросы, стоящие на повестке дня в регионе и вокруг него. 

— Что изменилось после прихода Владимира Зеленского на линии соприкосновения?

 С военной точки зрения есть статистика: у нас усилилась интенсивность огня и вырос калибр. То есть до прихода Зеленского, в 2018 году, были очень редкие, единичные случаи применения танков, ствольной артиллерии калибра 122 мм, а уж тем более 152 мм. После прихода нового президента Украины активность ствольной артиллерии выросла в десятки раз! Бывали дни, когда на нашу территорию прилетало до сотни снарядов калибра 152 мм, плюс применялись танки.

ВСУ безбожно уничтожают населенные пункты, как, например, Красноармейская на юге ДНР. Это вообще третий населенный пункт от фронта, там больше 30 домов за два дня развалили калибром 152 мм.

Что касается Зеленского, то я изначально говорил о том, что неважно, кто на Украине станет президентом — пока америкосы оттуда не уйдут, ничего не изменится. Зеленский мне нравился по-человечески. Мне казалось, что он грамотный — какая у него была предвыборная кампания, риторика, дебаты. Я думал, что он умный человек, а потом понял, что он просто привык всю жизнь заучивать тексты, сценарии. Он в этом красавчик. А когда приходится думать мозгами, импровизировать и принимать решения здесь и сейчас, он показался полностью профнепригодным. Ну, а сейчас ВСУ повязывают Зеленского кровью, чтобы избежать уголовных преследований за военные преступления.

— То есть фактически произошла потеря управляемости? Или все-таки он принимает определенные военные решения?

— По обстрелам скажем так: ему на мир плевать, ему плевать на войну. Все его предвыборные речи — это были просто предвыборные речи. Тут одновременно с этим еще и потеря управляемости: его никто не воспринимает ни вверху, нигде. Ну как президент может еще раз обратиться к Верховной раде и сказать: «Пожалуйста, увольте [Юрия] Луценко и [Павла] Климкина»? Ты — президент, уже выступил. Если нет — принимай решение, у тебя есть рычаги действия. А он нет. Он еще раз попросил, обратился. Что это такое?

Он просто обычный клоун. А насчет управляемости — его украинские военнослужащие не воспринимают вообще никак. И это видно, это явно. Они дальше гнут линию войны, линию русофобии, все нацистские движения снова подняли голову. Когда Зеленский только победил на выборах, активность нацистов внутри страны резко снизилась. Даже в соцсетях было видно — они все головы опустили и ждали, что же будет дальше, что их начнут крепить, ломать.

А тут, оказывается, нет — их стимулируют, и они снова поднялись, сейчас начинают ходить по улицам со своими шествиями и всякой фигней. Плюс америкосы — Зеленский же после инаугурации в Штаты полетел, ему там все объяснили, вот он и ведет себя соответствующе. Он только ездит, пиарится на камеру, хамит мелким чиновникам с позиции силы — ведет себя как тупое животное. Конечно, разница большая, когда человек произносил заученный текст и когда он так себя ведет.

Ты президент! Каким бы ни был чиновник, пусть он даже самый плохой, ты должен держать марку. Даже если ты не президент, а обычный чиновник, госслужащий, у тебя должны быть рамки приличия хотя бы из уважения к себе. Но он ведет себя как животное! Зеленский ничего не решает и не будет решать. Там другие люди все решают.

— Учитывая то, что американцы вряд ли уйдут, потому что в принципе об Украине еще Бжезинский все сказал — о ее важности с точки зрения геополитики, возможно ли теоретически в обозримом будущем какое-то умиротворение, например, после парламентских выборов?

— Разве что когда украинское общество поймет, что происходит. Когда народ сделает анализ событий за пять лет, подведет итоги, каждый для себя в своей голове, что произошло. Война в Донбассе, потеря территорий, потеря людей погибшими, ранеными, реформа полиции, правоохранительных органов. Из них сделали мальчиков в шортиках, которые себя защитить не могут, вместо реального мощного органа, который был раньше. Медицинская реформа явно направлена на то, чтобы люди болели и не выздоравливали.

Год назад они приняли закон о легализации трансплантации органов. И одна из его статей гласит о том, что если на Украине никому из граждан этот орган не нужен, то, чтобы он не пропадал, его можно отправлять в Европу. Они узаконили этот момент. Об этом сейчас молчат, но все можно проверить. Далее — экономика, ЖКХ…

И олигархические кланы, которые правят на Украине, и внешние враги, американцы — они враги не для нас, а в первую очередь для украинцев. Они делают все для того, чтобы освободить эту территорию: одна часть населения просто погибнет от болезней, войны и нищеты, другая убежит. А третья часть населения — самые упоротые, самые крепкие — останутся и будут рабами.

Вот такие я вижу процессы. И это заметно каждому, кто в состоянии проанализировать происходящее, принимаемые решения, в том числе раскол церкви. Они специально это делают. Им мало войны в Донбассе, они хотят сделать еще и внутри войну, и она будет внутри! Сейчас венгры пытаются отжать часть Украины, там уже в газетах у них показаны исторические венгерские земли на территории Украины. В Польше по телевидению показывают то же самое. Все идет к тому, что эта страна прекратит свое существование. Ее и сейчас-то, по сути, нет. А от людей им надо избавиться, потому что Украина — это самое благоприятное место на планете для жизни людей. В центральной и южной частях Украины чернозем и много запасов пресной воды. На Украине 144 крупные реки, умеренный климат, нет никаких катастроф, торнадо, нет насекомых-убийц. Просто идеальное место для жизни! Кто-то освобождает эту территорию от этого быдла, так или иначе. Причем, как показывают исторические процессы, в планах наших врагов сделать так, чтобы быдло не догадалось. Никто же не придет и не скажет: итак, мы хотим вас всех убить, выгнать и жить здесь вместо вас. Тогда быдло может и за вилы взяться — «не, ну как же так?!» У них планы такие: аккуратно, планомерно, на долгую перспективу, на 10, на 20 лет растягивать процесс. Они запланировали себе в 2030-2040 годах освободить эту территорию, и они это делают. Там будут жить другие люди. Они себе придумали уничтожить Европу — они это и делают, в том числе экономически. А народ, судя по тому, что происходит на Украине, сам не поймет. Там люди смотрят украинское телевидение и не воспринимают происходящее критически. Они верят тому, что им говорят.

— А народ всегда ведомый…

— Да, но сейчас ведь есть технологии, есть возможность самому просто в Google зайти и все проверить, хотя бы самое элементарное. Они опускаются до того, что верят, когда им рассказывают, к примеру, что итальянская полиция задержала «пророссийских сепаратистов», а на самом деле это представители добробатов, которые воевали в Донбассе на стороне Киева. Кто-то дает интервью, Euronews вырезает что-то из контекста, выдает со своими комментариями, и все это принимается за чистую монету.

А интервью Владимира Цемаха! Он там явно сказал: я того пацана вытаскивал, я этого […] прятал. Явно он это о своем бойце говорит! А им слово «Бук» мерещится. Там в контексте вообще все просто, там слово из трех букв. Нет, они «Бук» туда вставили. И люди это хавают, вместо того чтобы просто погуглить. Им нравится быть стадом. Пока жители страны не поймут, куда это все идет и как их используют, это будет продолжаться.

Америка не уйдет, если, конечно, не случится глобальной войны, третьей мировой, и США не будут изгнаны силой с нашего континента. Или же украинский народ восстанет против того, что над ним делают, и выдавит всю эту нечисть как инородное тело. Других вариантов просто нет. Или третий вариант — это такая война, когда мы туда ворвемся с нашей стороны, но этот вариант я даже не рассматриваю.

— Но ведь для ДНР и ЛНР есть вариант того, что с Украиной в принципе уже все потеряно и дальше или независимость, или в состав России…

— Для нас единственная альтернатива, которую мы все рассматриваем, — это рано или поздно войти в состав РФ. Только такой вариант! Никто не рассматривает вариант нахождения на Украине, но все хотят войти в состав России и быть одним большим государством, быть вместе. О независимости особо разговоров нет. Мы выбрали свой путь, мы за это восстали. В 2014 году большую половину ополчения составляли ребята из других регионов Украины. Зачем харьковчанину, крымчанину или ополченцу с Западной Украины…

— …или Вам, киевлянину…

— …или мне независимость Донбасса? Ну, вот лично мне зачем? Нет, мы восстали против того, что произошло на Украине! Мы поняли, что с этим злом надо бороться. Также мы понимаем и то, что это был наезд на Россию. И мы, с одной стороны, встали лицом ко злу, чтобы бороться с ним и постараться его изгнать, и спиной к России, чтобы встать на пути у этого зла. Потому что за нами Донбасс и Россия.

Это все понимали. Люди умирали за это. То есть мы себя не отделяем от РФ ни на каком уровне, мы — это Россия и на ментальном уровне, и на физическом, и вообще на любом. Никаких других вариантов нет. Когда рассказывают, что кто-то кого-то сливает, куда-то засовывает, это лишнее нагнетание, истерия. Кто-то подстраховывается, кто-то — от незнания. Но я теоретически даже не представляю, как это может быть.

— То есть попытка впихнуть невпихуемое, как некоторые говорят?

— Это уже нереально. Я бы посоветовал украинским политикам сейчас думать, как бы не потерять остальное. Они уже ничего никогда не вернут, им бы не потерять оставшееся. Мне было бы обидно, если бы Польша что-то отжала от Украины или Венгрия. Наши предки, наши деды за эту землю кровь проливали, за ту же Польшу. Обидно, что эту землю будут отжимать из-за того, что к власти на Украине пришли дебилы.

— Есть у вас прогноз развития военной ситуации? Как в краткосрочной перспективе, например, до конца года будет все развиваться в военном плане?

— Многие сравнивают, говорят о приднестровском варианте. Конфликт в Донбассе уникален. Он не похож ни на один другой конфликт, который был до этого. Он не похож на Приднестровье. Здесь, с одной стороны, заморозка, но, с другой стороны, это активная заморозка, активные боевые действия, постоянные обстрелы.

Здесь работают другие социальные механизмы, здесь все по-другому. Как пойдет дальше, прогнозировать очень сложно. Мне кажется, вариантов и сценариев много, и все противоборствующие стороны рассматривают разные сценарии. Идет некая шахматная игра.

В военном плане, я думаю, скорее всего, огонь рано или поздно будет остановлен политической волей. Будет установлена официальная граница между республиками и Украиной. В дальнейшем, рано или поздно, как мне кажется, мы станем частью России. Я рассматриваю также вариант, когда огонь прекратится, установится граница и на Украине начнутся серьезные внутренние процессы. Думаю, к нам могут начать присоединяться украинские регионы. Потому что те процессы, которые идут на Украине сейчас, — это, конечно, откровенный геноцид. Если просто по цифрам посмотреть, это геноцид.

А вообще сейчас такие времена — все делается по-хитрому. Основная война идет за умы людей. Это война в основном информационная, а потом уже горячая. Как бы кто ни не любил слово «многоходовка», но оно точно отражает все происходящее последние лет тридцать, даже, может, пятьдесят. Здесь будет какая-то многоходовка. Есть много сценариев, и как оно пойдет и куда, естественно, неизвестно. Но я вижу, что рано или поздно огонь будет прекращен обеими сторонами, потому что у Украины будут другие проблемы. И украинцы, именно вояки на передовой, не захотят погибать за чьи-то шкурники. А потом на Украине будет столько проблем, еще больше, чем сейчас, пойдут внутренние конфликты, возня.

Я допускаю, что к нам будут присоединяться другие регионы. Это вполне реально. Если бы мне кто-то сказал в 2012 или 2013 году, что будет война в Донбассе… Тоже было нереально. Но тут все это очень быстро завертелось и произошло. Посмотрим. В любом случае рано или поздно все равно мы войдем в состав России. Возможно, вместе с другими регионами, может быть, вся Украина этого пожелает.

Первую часть интервью с начальником пресс-службы Народной милиции ДНР можно прочитать здесь.