опубликовано: 31.07.2019 в 13:53 от inosmi.ru

Bloomberg: неужели у Путина больше нет вариантов?

Загрузка...

Может показаться, что до этого еще далеко, но сегодня вопрос о том, сможет ли президент Владимир Путин сохранить власть после 2024 года, когда закончится его нынешний срок, — ключевой для российской политики. Приемлемых вариантов вне рамок конституции у Путина, похоже, не остается, пишет Bloomberg. Неужели будет настоящая политическая конкуренция на самом высоком уровне?

Может показаться, что до этого еще далеко, но сегодня вопрос о том, сможет ли президент Владимир Путин сохранить власть после 2024 года, когда закончится его нынешний срок, является для российской политики ключевым. Правда, приемлемых вариантов продления сроков правления вне рамок конституции у Путина, похоже, больше не остается.

Конечно, конституционные ограничения в России не такие, как в других странах. Кремль настолько контролирует российский парламент, что это позволяет в любой момент изменить конституцию и сделать Путина пожизненным президентом. Однако этот «крайний вариант» крайне нежелателен и неприемлем для Путина, который, несмотря на постоянные фальсификации выборов в его пользу, настаивает на демократической легитимности как основе своего правления.

Путин неоднократно и публично отвергал сценарий прямого продления президентского срока. И это мешает ему пойти по пути президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В марте Назарбаев подал в отставку с поста президента и стал «пожизненным лидером нации», обладающим иммунитетом от судебного преследования и полномочиями контролировать процесс формирования и реализации политики. Преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев был избран в июне подавляющим большинством голосов.

Еще один вариант — добиться объединения России с соседней Белоруссией, используя экономическую зависимость меньшего авторитарного государства от более крупного. Благодаря такому маневру Путин смог бы возглавить объединенное государство. Правовой основой для объединения стал бы союзный договор между Россией и Белоруссией, подписанный 20 лет назад и обязывающий две страны стремиться к созданию союзного государства с единой валютой и единым флагом. А необходимые рычаги Кремлю дает постоянная потребность Белоруссии в деньгах, единственным источником которых (пока диктатор Александр Лукашенко управляет страной) является Москва.

Чтобы превратить парламент в опору власти Путина, потребовалось бы возродить успехи «Единой России», что маловероятно, или перейти от голосования по партийным спискам к голосованию по одномандатным округам по большинству мест в парламенте. Но в последнем случае Кремлю пришлось бы управлять голосованием в сотнях округов в российских областях, которые становятся все более ненадежными.

Поэтому остается четвертый сценарий — вариант того, что Путин сделал в 2008 году, когда позволил надежному союзнику Дмитрию Медведеву баллотироваться в президенты, а сам занял пост премьер-министра, чтобы переждать один президентский срок, как того требует Конституция. Правда, есть разница: в 2019 году уже не столь молодому Путину, чьи позиции ослаблены невысокими экономическими показателями России и растущими проблемами с неконтролируемыми правоохранительными органами, вероятно, будет трудно настолько же доверять кому-то из своего окружения, насколько он доверял Медведеву в 2008 году.

Не исключено, что при отсутствии надежного способа более-менее законно продлить срок пребывания у власти через пять лет Путин в конечном итоге перестанет возражать против «передачи» власти в стиле Назарбаева. Если он этого не сделает, Россия может впервые с 1996 года стать свидетелем реальной политической конкуренции на самом высоком уровне. Это захватывающая перспектива — хотя бы потому, что народный протест против коррупции и несправедливости (например, растущее движение против больших свалок вблизи жилых районов) может привести к появлению новых лидеров, способных заставить старую гвардию Кремля играть по новым правилам.