опубликовано: 08.08.2019 в 09:26 от inosmi.ru

Berlingske: русские — либо радушные типы с балалайкой, либо шпионы

Загрузка...

Датчане рисуют себе слишком упрощенный образ России, а русские упрекают датчан в навязывании «западных ценностей». Нужно покончить с обоюдной демонизацией в отношениях, считает руководитель Датского института культуры в Санкт-Петербурге. Нужно показать русским другую сторону Дании, а не ту, что демонстрируют политики. Ведь несмотря на политический скептицизм к Западу россияне очарованы культурой Скандинавии.

Отношения между Россией и западным миром все хуже, консульства и совместные организации закрываются. Но одно учреждение все еще работает: Датский институт культуры в Санкт-Петербурге. В задачи Марие Тетцлафф (Marie Tetzlaff) входит продвижение датской культуры в России, и это намного важнее, чем может показаться.

После 40 лет работы в России Марие Тетцлафф уверена, что знает, где проходят границы.

Она понимает, как обращаться с русскими, чтобы не обидеть их, и сейчас, когда отношения между Россией и Западом так и сыплют искрами, это знание, вероятно, стало гораздо важнее, чем раньше.

Марие Тетцлафф 65 лет, она кандидат филологических наук и специализируется на русской литературе. Она руководит Датским институтом культуры в Санкт-Петербурге, где кроме нее работают еще три сотрудника и два практиканта.

Она отмечает, что у Дании есть невероятно хорошая возможность влиять на россиян через культуру. Потому что несмотря на политический скептицизм, с которым они относятся ко всем странам, которые обычно именуют Западом, россияне очарованы культурой Скандинавии в общем и Данией в частности. Россия не устояла перед «северным обаянием».

«У русских появляется мечтательное выражение на лице, когда мы говорим, что из Дании. Они считают, что мы как сыр в масле катаемся, живем, словно в сказке. Словно в раю», — рассказывает она, прежде чем уточнить, что они, конечно, «несколько преувеличивают».

Но отношение это двойственное. Если допустить какую-то ошибку, вас воспримут как какого-то «странного инопланетянина», и вы окажетесь в коммуникационном тупике. Вот почему Тетцлафф также очень старается не обидеть русских. Нельзя затрагивать деликатные политические вопросы. Поэтому, когда в следующем месяце в Санкт-Петербурге будут выставляться работы фотохудожник Красса Клемента (Krass Clement), его кадры из Сирии в Россию не повезут. Их могут воспринять неоднозначно, учитывая роль России в сирийской войне.

«Мы решили не создавать трудностей. Мы подумали, что это было бы странным сигналом», — рассказала она.

На вопрос, так ли хорошо практиковать самоцензуру ради контакта с россиянами, Марие Тетцлафф отвечает, что таким образом институт культуры извлекает наибольшую культурную и политическую пользу из тех ресурсов, которыми располагает.

«Мы сохраняем за собой возможность каких-то маневров только потому, что постоянно напоминаем, что мы вне политики», — говорит она.

Не нужно далеко ходить за примерами, чтобы доказать, как тяжело сейчас представителю Запада заниматься политикой в России.

На глазах у Марие Тетцлафф во втором по величине городе России, где живет пять миллионов человек, закрылось множество организаций. Совет министров северных стран, который назвали «иностранным агентом». Датское консульство, американское консульство и британское консульство.

Балалайка или шпионы

Марие Тецлафф вместе со своей собакой Бизу принимает «Берлингске» (Berlingske) в своей квартире в центре города, окна которой выходят на каналы Санкт-Петербурга. Она с энтузиазмом рассказывает, что сейчас переводит с русского на датский «Братьев Карамазовых» Достоевского. Раньше она была журналистом, специализирующемся на культуре, и преподавателем. А потом приехала в Россию, где и прожила последние 40 лет, написав об этой стране несколько книг.

Сегодня она хочет донести до всех одно послание — нужно покончить с обоюдной демонизацией в хрупких отношениях между Данией и Россией.

В России, по ее словам, демонизация больше всего заметна в СМИ. Например, ранее в этом году по российскому телевидению показали документальный фильм, в котором рассказывается о шпионаже со стороны норвежских студентов. А недавно один интернет-журнал сообщил, что ее институт культуры распространяет «европейские ценности».

«Некоторые российские СМИ употребляют словосочетание „европейские ценности» уничижительно и с иронией. Под ним, вероятно, подразумевается наша свободная гендерная мораль, атеизм, слабость и недостаточный патриотизм. Однако в Санкт-Петербурге эта враждебность ощущается не так сильно, ведь это европейский город и люди тут более сознательные», — рассказывает она.

Датчане же, по ее словам, рисуют слишком упрощенный образ России:

«Обычные датчане часто считают русских либо этакими гостеприимными типами с балалайками, либо опасными шпионами из фильмов про Джеймса Бонда. Либо расчудесными, либо совершенно ужасными. Это несерьезно».

Мари Тетцлафф пытается покончить с демонизацией с помощью культурного обмена. Она приглашала в российский город и свой маленький институт таких выдающихся личностей как Сёрен Ульрик Томсен (Søren Ulrik Thomsen, поэт), Лисе Нёргор (Lise Nørgaard, журналистка) и Адам Хольм (Adam Holm, историк).

Она бы хотела двигаться по этому пути и дальше. Поэтому ее раздражает, что центральный офис в Копенгагене сейчас навязывает ей новые инструкции. Теперь Институт культуры должен помогать ООН добиваться своих глобальных целей в стране.

Это сложно, считает Тетцлафф. Потому что хотя Россия и подписала список этих целей, согласившись над ними работать, есть сферы, где в связи с этим возникает конфликт. Например, когда речь заходит о гендерном равенстве.

«Я, конечно, не считаю, что мы должны просто позволить российским мужьям бить своих жен. Но эта задача не для нашего маленького института, который может много добиться в другой области — в культуре. У нас достаточно ресурсов, чтобы способствовать каким-то изменениям в культурной жизни. Но для какой-то кампании по изменению русского менталитета их недостаточно. Мы этого просто не можем», — говорит она.

«Мы должны твердо придерживаться наших ценностей»

В последние годы российская риторика по отношению к Западному миру, в том числе Дании, постепенно становилась все более враждебной. Например, бывший российский посол в прошлом году обвинил датских экспертов и политиков в «русофобии», после того как глава разведывательной службы датских вооруженных сил Ларс Финдсен (Lars Findsen) предостерег, что Россия, возможно, попытается повлиять на датские парламентские выборы.

Совсем недавно отношения накалились из-за того, что Дания медлит с принятием решения по газопроводу «Северный поток — 2». Именно из-за этой напряженности институту в первую очередь и следует противодействовать обоюдной демонизации, считает Марие Тетцлафф.

«Мы можем дать людям художественные впечатления, показать другую сторону Дании, а не ту, что им обычно демонстрируют политики».

«Конечно, беззубыми мы тоже не должны быть. Мы должны отстаивать свои ценности. Например, нет причин отказываться от гей-парада в Санкт-Петербурге. Это будет очень полезно», — говорит она.

Поэтому Тетцлафф призывает к более широким дебатам, посвященным тому, как Дания и Запад пытаются распространить свои ценности на остальной мир. Следует ли нам вообще вмешиваться? Не слишком ли мы нетерпеливы, ожидая скорых изменений после Арабской весны, революции на Майдане или после распада Советского Союза?

© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанкЭксперты прогнозируют рост потока иностранных туристов в РоссиюЧто касается России, у Марие Тетцлафф сомнений нет:

«Моя философия сводится к тому, что приказать им себя уважать мы не можем. Для начала мы должны сами продемонстрировать, что уважаем их. Мы не должны говорить им: „Вы себя плохо ведете с геями и лесбиянками, сейчас мы вам покажем, как надо». Ни в коем случае. Люди сами должны прийти к этому», — говорит она, рассказывая в общих чертах, что она считает задачей своего института:

«У вас есть замечательные музыканты, а у нас есть несколько талантливых композиторов. „Если мы приедем к вам с нотами и композиторами, ваши музыканты сыграют их произведения?»» — говорит она.

Мари Тетйлафф считает, что искусство и культура сами по себе помогают продвигать ценности, которые, например, лежат в основе глобальных целей ООН:

«Ни одно произведение искусства не проповедует, например, что детям лучше не давать образования, а океаны следует загрязнять».

Факты

Марие Биргитте Тетцлафф родилась в Брегнинге 7 июля 1954 года.

В 1973 году она закончила школу Херлуфсхольм. В 1984 году она стала кандидатом филологических наук со специализацией по русской литературе в Копенгагенском университете, где она получила золотую медаль за свой диплом «Проза Марины Цветаевой». Затем она стала преподавать в Славянском институте, иногда отправляясь в командировки, например, в Московский государственный университет. В 1988 году она стала работать журналистом в «Викендависен» (Weekendavisen), освещая события, происходящие в России.

В 1995 году она начала работать в культурном отделе газеты «Политикен» (Politiken), где оставалась вплоть до 2017 года.

В прошлом году ее пригласили стать руководителем Датского института культуры в Санкт-Петербурге.

Кроме того, с 2008 года Марие Тетцлафф несколько раз участвовала в проекте «Луизиана лайв» (Louisiana Live), а также появлялась в программе «Датского радио» «Дегустаторы» (Smagsdommerne).

Кроме статей о России в «Викендависен» и «Политикен» у Тетцлаф есть также несколько книг об этой стране. Кроме того, она переводит русскую классику, например, «Анну Каренину» Толстого.